Елена Посвятовская
СТАНЦИЯ ХАРИК. 1957 ГОД.
Январь, 2018

Свисток кондуктора, тревожно и торжественно загудел паровоз, мощный звук отсечки — пффффф. Всё — тронулись. Мимо медленно плывёт дымная станция, засыпанная ночным белейшим снегом, обшитый тёсом одноэтажный вокзал, нарядный от этого снега, сдвоенные окна под резными сандриками. Саша любуется ускользающими карнизами в пропильной резьбе, хотя два года назад, когда сошёл здесь на перрон по месту распределения, был убит видом здания: барак да и только. Такие же кружевные деревянные вокзалы и в Мариинске, и в Ачинске, в Канске, в Зиме один в один, говорят. На сотни транссибирских километров. Ещё при царе строились, по типовому проекту. Новосибирск и Томск с таких начинались.

Чудесно пахнет гарью, и солнце пронизывает плацкарт через мутные стёкла, от которых сквозит.

— Не пересядете на боковое? Нам бы позавтракать.

Саша не против: какая теперь разница — станция осталась позади. Мимо протопал кондуктор, отдуваясь, задел его краем тулупа. Свисток у него на цепи из гибкого шомпола. Немецкого. Эта мода у них сразу после войны пошла, двенадцать лет уже.

Такое необычное воскресенье. Конечно, Саша предпочел бы сейчас с женой Варенькой долго пить чай с оладьями, потом, пока подходит тесто на шанежки, гулять под тихими хлопьями по городу среди деревянных и каменных особнячков, построенных по радостной купеческой прихоти, за нарядными тисовыми воротами, с филенчатыми резными ставнями. Он помог бы беременной Вареньке отскрести половицы песком до желтизны. И сетку железную с буровой для этого привёз, фильтр с дизеля. Но ничего, ничего, путь его недолгий — полтора часа до Харика, полтора обратно, дом нужный отыскать, поговорить там, чаю выпить. Засветло думал в Тулун вернуться.

Всё равно уютно в мороз в жарком вагоне, текут за окном синие снега, провода чертят в небе, тайга подбегает к окнам, крутит белыми шапками перед носом. Одна из соседок лупит куриное яйцо, держа его в горстке, говорит негромко:

— … умерла от пьянства, другие сожительницы не лучше. Он их отмоет, отчистит, к хозяйству приставит, хоть на женщин становятся похожи. Но, если в праздник пригубят — всё. Не удержишь. Потом всё заново — отмоет, отчистит, приставит…

Вернулся из туалета сосед в полосатой пижаме. Бросив мыльницу и полотенце на столик, убежал курить. Шипр прибил запах варёных яиц. В солнечном луче пляшут ворсинки от постелей. Стучат колёса, позвякивает ложечка, дрожит чёрный чай в серебряных ветках подстаканника.

Подстаканник этот снова напомнил Саше, куда мчит его поезд.



***

Тогда, два года назад, не в силах усидеть на месте, он сгрёб подстаканники со столика, сам понёс к проводнице. Поезд подходил к столице. В вагоне суетились, сдавали бельё, тянули чемоданы с высоких полок. Соседка кудряшками в зеркальце — то вправо, то влево, складывала губки.

— Москва, Москва, — дрожал вагонный воздух.

Из местных динамиков: «Утро красит нежным светом…».

В окнах мелькали подмосковные сосны, пригороды в тополиной метели, платформы Апрелевка, Катуар-Белавенец, Переделкино, Очаково, от названий кружилась голова, фруктовые сады, заборы, цистерны «с горки не спускать». Поезд замедлился — забилось сердце. Уже больше суток Саша ехал из Львова в Москву, чтобы там пересесть на поезд по месту своего распределения в Сибири. День в Москве — это непременно: Кремль, ВДНХ, мавзолей, Университет на Ленинских. Он должен всё посмотреть.

У титана тощий парень в круглых очках, улыбался в откинутую форточку, взволнованно подёргивая кадыком. Завидев проводницу, кинулся к ней наперерез:

— Скажите, нельзя у вас в Москве остановиться? На две ночи всего.

— Отчего ж нельзя, — проводница неторопливо прошла в тамбур.

Саша растерянно шагнул за ними, изумленный таким простым решением: ему ведь тоже негде ночевать. И ему всего на две ночи.

— А я? Мне можно? Тоже, — робея, влез между ними.

Проводница рассмеялась, качая головой: где же ты раньше был.

— Вам негде остановится в Москве? — высокий мужчина в светлом однобортном костюме курил в тамбуре.

Он, видимо, из соседнего купейного — Саша видел его в первый раз.

— Андрей Андреевич, — мужчина широким взмахом протянул ладонь. — Будем знакомы.

На перроне, пока хлопотали с багажом, Саша восхищённо рассматривал полукруглую стеклянную крышу в тонких стальных арках. Грандиозный металлический купол словно парил в воздухе. Похожий дебаркадер и во Львове, но он другой, другой…

— Вы впервые в Москве? — улыбалась Наташа, белокурая жена Андрея Андреевича, модная, нежная.

Саша стеснялся её полупрозрачной блузки с рукавами-фонариками, брошь под воротничком, отвечал в сторону. Он вообще не знал, куда ему смотреть. Звон трамваев, автомобили гудят резко, часто, все бегут. Из высоких, широких дверей вокзала выплёскивается толпа — военные, школьники, молодежь, сельские жители, навьюченные тюками, мешками, корзинами, спешат на рынки, торговать молоком, цветами, зеленью. Продавцы с лотками-тележками «Воды», «Мороженое», запах мокрого асфальта после поливалки.

Саша задохнулся от вида высотки напротив: улетела тонким шпилем в синее небо — университет, должно быть.

«Никем непобедимая...»

Усаживаясь в такси, успел увидеть чёрных каменных орлов, что собирались взлететь с башни вокзала по всем сторонам света. Не стереть улыбку с губ — Москва во все окна — кружатся высотки, набережные, раскинулись широкие проспекты, солнечные пятна, у девушек белые носочки. Во Львове тоже эта мода, но здесь… Ахнул на семиместный чёрный ЗИС-кабриолет с шашечками по борту:

— Такси?

— Нет у вас таких? — радуется Наташа.

Ветер в окно — растрепал чуб. Запах у Москвы другой — холоднее, свежее. Непонятно, что так пахнет: сам воздух, или цветут здесь какие-то невиданные в их краях деревья, нарядные, с блестящей тёмной кроной, или это духи её.

— А знаете, почему этот трамвай называется «Аннушкой»?

Он не смотрел на неё — взглядывал, лишь краем глаза следил за её тихой грацией — необыкновенная. Шляпка на затылке и летние перчатки. Смешно: он украдкой изучает их, они всё время поглядывают на него, проверяя впечатление от города, делятся с ним этим городом, щедрые души.

«Страна моя, Москва моя. Ты самая любимая!»

На заднем сидении «Победы» поёт Сашина душа.

Он немного огорчился, когда центр вдруг кончился, и за окнами автомобиля снова замелькали окраины, дачные поселки, станции.

— …считай Москва. Тридцать минут на электричке, и ты на вокзале в центре, — затылок у Андрея Андреевича безукоризненно подбрит. — Максимум тридцать пять.

— А вот наша школа. Андрей Андреевич — директор, я — завуч, — Наташа протягивает руку к его окну — Саша не дышит — кремовая перчатка у его лица.

Домик у Никитиных свой. Вокруг небольшой сад, грядки, цветы. Крохотная усадьба уютно огорожена штакетником. Крыша над дубовым колодцем с дверцами.

Навстречу на крыльцо выбежали две девочки-близняшки лет шести. Тонкие, лёгкие бабочки. Визжали, смеялись, повиснув на родителях, тянули в дом за чемоданы. Саша любовался, завидовал.



***

Он проснулся утром от громких криков старьевщика за окном:

— Старыйвещ, старыйваещ. Киньте в меня чем-нибудь тяжёлым за то, что разбудил вас в такую ран.

Не открывая глаз, Саша улыбался в батистовую наволочку, вспоминая, как вчера, когда их отправили в лавку за вином и хлебом, девочки тараторили ему про этого старика на телеге, запряжённой старой клячей.

— Он меняет старое на глиняные свистульки или колечки с красным камушком. Колечки латунные, но бабушка их не разрешает, а свистулек у нас уже пять. Папочка в прошлом году дал нам дырявые валенки, чтобы на колечко, только тшшшш… А Лика, Лика сразу потеряла его во дворе у сарая, мы ищем уже второе лето.

Продавщица длинным литровым черпаком берёт керосин из фляги, льёт его через воронку в пустую бутылку из-под шампанского, вытирает руку о тряпку на прилавке. Подаёт им ещё буханку, пахнущую керосином и мылом. Саша с девочками выходят из лавки на тёмную от зелени улочку.

А днём была Москва, и об этом помнят ноги, гудят об этом. Длинная очередь в мавзолей, Ленин, Сталин, а в метро так дивно пахнет. Наташа смеётся его рассказам об одеколоне из автомата на ВДНХ. Бросил 15 копеек, а он — пшшшик.

— В галантерейном на Революции такой же.

Накануне отъезда Саша сунулся в чемодан за своей фотографией: Андрей Андреевич предложил обменяться. Вскрикнул над ровненькими выглаженными стопками своих вещей: ах, Наташа. И неловко, и радостно. Выпрямился, стоял посредине комнаты, качая головой. Он так любил их теперь: и Наташу, и девочек, и Андрея Андреевича. Каждого по отдельности и всех вместе. Три дня, всего-то три дня, какие изумительные люди!

Долго сидели на веранде под оранжевым светом абажура, винегрет, мелкий частик в томате в банке с отогнутой крышкой, «Московская особая», вся жизнь впереди. Девочки крутили ручку патефона.

Уложив их, курили папиросы на крыльце. Наташа нежно выводила в тёмный вечер:

— Ночь коротка, спят облака…



***

Харик — деревня деревней против Тулуна. Нет и в помине узорочья особнячков когда-то богатого и вольного Тулуна, мрачноватых усадеб с глухими заборами, высокими воротами под двускатной крышей. Так строили от каторжников беглых, воров, лихих людей — Сибирь, такое дело. Харик же разбежался от полустанка, лет шестьдесят всего. Дома все поновее, попроще, штакетник, иногда сквозные заборы из жердей.

Столбики дымов над избами, ни ветерка, тишина воскресного полудня. Саша спросил у бабы в телогрейке, где такой-то дом. Звякнули дужки вёдер, поставленных на снег, показывала рукавицей, куда ему. Потом долго смотрела Саше вслед.

Месяц назад он получил письмо от Андрея Андреевича. Улыбался, разрывая конверт, думал, благодарность за омуля байкальского, которого недавно передал ему с оказией. В июле они гостили с Варенькой у Никитиных, и выпивший Андрей Андреевич сильно пенял Саше, что тот явился к нему без омуля.

— Исправлюсь, — обещал Саша.

Андрей Андреевич писал, что в конце лета Наташа трагически погибла — попала под электричку на их же станции. Он остался с девочками один, мечется, затравлен горем и хлопотами, и вынужден открыть Саше давнюю тайну, которую скрывал и намерен скрывать дальше от своих близких.

«С 42-го по 44-ый, — писал он, — железнодорожные войска, в которых я служил, вели работы на станции Харик, это 80 км от Тулуна. Я сошёлся с женщиной, дети родились. Сыну сейчас должно быть четырнадцать, девочке — тринадцать».

Андрей Андреевич покинул семью и перевёлся в другую часть, когда жена начала пить. Офицер, капитан, как жить с пьянчужкой. Ничего не поделаешь: боролся, как мог — нет, не вышло. Сейчас просил Сашу об одолжении: съездить к бывшей жене, посмотреть, как там они, всё ли хорошо, оставить денег сколько найдётся — всё вернёт, конечно, всё вернёт. Рассказать семье, что с ним произошло, прощупать осторожно почву, готовы ли они переехать в Москву. Адрес дать.

«Если же увидишь, что пьёт нещадно, или вовсе спилась, ничего не рассказывай, ни адреса, ни денег не надо, уезжай оттуда поскорее».

У нужного дома развесистая берёза в инее, поленница у палисадника тихо укутана снегом, скрип снега под валенками, синяя калитка. Из калитки вдруг выбежала девчонка, замерла перед Сашей как вкопанная, зажмурилась на солнце: вы к кому.

— А мама вон. Расколотку делает, — махнула девчонка на крыльцо.

Саша шёл к дому и думал, что девчонка морщила носик точь-в-точь как близняшки. Он раньше и не думал, что замечает, знает, как они это делают, а вот знает. Женщина на крыльце, занятая расколоткой, даже не повернула головы в его сторону. Пиджак на цветастое платье, белый платок тугим узлом на затылке. Стоя на нижней ступеньке, ударила обухом топора замороженную рыбину прямо на досках крыльца, собрала в миску расколовшиеся кусочки. Обычно здесь заворачивали ледяную селёдку или омуля в тряпицу, чтобы не разлетались от топора, но женщина ударила так, что рыба, расколовшись, осталась на месте.

— Здравствуйте, Валентина Егоровна, — ясным голосом.

Распрямившись, окинула его тяжёлым взглядом и молча пошла в избу.

Дом был обычный пятистенок, хороший дом. Внутри натоплено, прибрано, уютно пахнет шаньгами, самогон на столе. На окне швейная машинка, герань, занавесочки, пол до белизны отскоблили вчера. За столом сидела молодуха, примерно хозяйкиных лет, светлые косы над чистым лбом, вздёрнутый носик, серёжки рубиновые. Вытаращила глаза на Сашу.

— Вот, Манча, парня к нам какого браинького прибило, — насмешливо произнесла Валентина, проходя к столу. — С самой Москвы будет. От мужа моего Андрея Андреевича, видать.

Саша ахнул внутри, но виду не подал: ведь ни слова ещё не произнёс. Маня крутила головой в восхищении, причитала визгливо:

— Как угадали к столу-то. Только сели мы.

Вскочила, обтерев табурет подолом, пододвинула его к Саше. Валентина ловко чистила расколотку от кожи и костей — они легко отходили от чуть подтаявшей рыбы.

— Милое дело под водочку, — Маня сыпанула соли с перцем прямо на стол, не отпуская глазами его запонки, потом всё время трогала светлую корону кос. — Сюда макайте и сразу в рот. Быстро будем есть, пока не растаяла. Что же сидите, как на свадьбе — наливайте.

Что-то победное мелькнуло в глазах хозяйки, когда Саша признался, что он здесь по поручению Андрея Андреевича, лицо её расправилось, помолодело. Разговор шёл трудный, спотыкался, стоял, тогда тараторила Маня, сбивая с главного.

— …золой стирали, губой ещё берёзовой. Иной раз до сих пор так…А что же чибрики не едите?

Чибриками тут называли драники, это он уже знал.

После третьей закурили. Когда он произнёс, что Андрей Андреевич остался один с близняшками, женщины переглянулись. Потом добавил, что он там в Москве будет рад их видеть, а вот адрес давать Саше вдруг расхотелось. Он замолчал, тоже курил, и ещё отчего-то избегал говорить о Наташе, как будто этим мог её предать, память о ней. Но Валентина сама переменила тему, словно хотела получать эти дальние новости понемногу, не вот так — всё сразу. Хорохорилась, рассказывая, что у неё и детей всё хорошо, дети кружки в школе посещают, Сонька учится так, вообще, без троек. Зарабатывает она неплохо — на нефтебазе складами заведует, но деньги, которые Саша положил на край стола, возьмёт, отчего же не взять-то. Разрумянилась от водки и долгожданного внимания.

— Ну а сам-то откуда будешь? — постукивала огурцом о край миски, стряхивая рассол.

Делала вид, что неинтересно ей больше об Андрее Андреевиче, да и вообще, что он там о себе возомнил в своей Москве. Встала в печь подбросить, качнулась. Когда задёргивала занавески рядом с этажеркой, то незаметно опрокинула в кружево салфетки чей-то портрет. Андрей Андреевича, наверное. Стукнула второй бутылкой об стол — плесканул в ней переливчатый самогон.

— Пусть не думает, что мы тут без него загибаемся, а Мань?! Мы загибаемся?

Глазки строили по-разному: Валентина в открытую, Маня — украдкой, как будто за хозяйкиной спиной: побаивалась, видимо, сильную подругу. Валентина, не отрывая от Саши хмельного взгляда, подпирала подбородок кулаком, чуть покачивалась на этом кулаке:

— Нету сегодня уже никаких поездов на Тулун. Здесь тебе ночевать. Без ни-ка-ких…

Слушали уже невнимательно, вскоре заголосили:

— По диким степям Забайкалья...где золото моют в горах…

Пели нехорошо, пьяно. В избе накурено, чёрный кот пронзительным жёлтым взглядом смотрит с пёстрого половика. Саша вдруг затосковал по дому, по Вареньке, придумывал, как уйти без скандала.

Маня, набросив шубейку, кинулась к себе за патефоном

— Не нужен мне он, — мотала головой Валентина. — А вот деньги пусть шлёт. Пригодятся нам.

Хрипло захохотала.

Саша, отодвинув табурет, поднялся со словами благодарности — пора и честь знать. Решительно шагнул к дверям. Он боялся, что она кинется вслед за ним, станет тащить его назад, уговаривать, некрасивой сцены боялся. Но Валентина оборвала смех, ещё немного посидела за столом, пока он одевался. Молча подошла, уже не качалась, стояла рядом, смотрела задумчиво. Он ещё раз благодарил, всё ещё опасаясь её, бедром толкнул дверь в сени.

— Стало быть, адрес ты мне не дашь? — произнесла медленно.

— Не дам, — твёрдо ответил Саша. — Андрей Андреевич сам вам напишет.

По пути на станцию заплутал немного в тёмных улочках Харика. Брехали собаки, играла далёкая гармошка.

«А ветер ему отвечает: напрасно, бродяга, бежишь…»

Дома его ждала телеграмма от Андрея Андреевича: «Адрес не давай».



***

С бьющимся сердцем Саша завернул за угол и сразу понял, что в доме гуляют. Окна-двери нараспашку, солнечный ветер треплет лёгкие занавески так, что кажется, старый тёмный дом взлетит на их тонких крылышках. На крылечке, где когда-то сидели с Наташей, курят, галдят нещадно. Ах, как жаль, он-то надеялся посидеть с Андреем Андреевичем, выпить спокойно, проездом ведь — всего ночь у него.

Андрей Андреевич, отшвырнув папиросу к крыльцу, уже спешил ему навстречу, раскинув руки.

— Са-а-аша, ну, ты как всегда, как снег на голову! Какими судьбами, дорогой? Вот кстати ты, вот кстати! Как чувствовал, чертяка, — Андрей Андреевич в белой нейлоновой рубашке, высокий, сухой, с силой обнимал Сашу, смеялся белозубо. — Родился я сегодня. Да, да, прямо сегодня!

В ближнем окне мелькнули светлые головы близняшек, вскрик, визг, ссыпались с крыльца навстречу, голенастые, повисли по бокам. Волосы у них выгорели в хрусткую соломку. Тянул носом солнце из макушек, справа, слева.

— Вчера был ливень, Саша, и у соседей в бочке утонул котёнок. Он прыгнул с подоконника или соскользнул, никто не знает, а бочка рядом с окном, как эта… деревянная. Дождь хлестал, мы так плакали, так плакали. Ты надолго к нам? Его похоронили в обувной коробке, но где нам не говорят. Через неделю нам одиннадцать. А Варенька с малышкой?

— Девчонки, да вы ему костюм помнёте! Саша, ну ты польский пан настоящий! С Украины проездом? Шляпа, ботиночки. Впрочем, ты всегда… — Андрей Андреевич тянул его в дом, на ходу знакомя с гостями.

У бывшей ученицы Андрея Андреевича кареглазой Али ямочки на персиковых щеках. Они поженились почти сразу после несчастья — никто и словом не обмолвился — как одному с двумя девочками? Пока мыли посуду после гостей, она расспрашивала Сашу о Вареньке и дочке, хорошо ли с продовольствием на новом месте, не скучно ли в посёлке большими зимами. Андрей Андреевич помогал, таскал всё с веранды, перебивая их, звал Сашу пойти ещё выпить на уже убранном столе.

— Я оставил там шпроты и сырку подрезал.

Пока носил со стола, разбил две розетки, и Аля в сердцах махнула на него полотенцем: идите садитесь уже.

— Многовато выпили, — вздохнула у Сашиного плеча.

Он покосился на неё: нормальная эта Аля, кстати, пухленькая, незлая, к девочкам хорошо. Вот только передник Наташин опять на ней — отвёл глаза.



***

А на веранде Андрей Андреевич вдруг заговорил о том, что случилось тогда три года назад. Саша запротестовал было, но хозяина не остановить: права Аля — перебрали с водкой. Он рассказывал о том, что с трудом удержался на директорском месте. Крупные неприятности пошли после того, как Наташа бросилась под электричку, покончила жизнь. Ни о девочках, ни о ком не подумала.

— Ну, куда ты вскочил? Сядь. Что так тебя поразило? Все бабы — одно и тоже, все. Приехал к родителям тем летом забирать её и девочек, а она… — Андрей Андреевич на крыльце, ослабив галстук, постукивал папиросой по пачке Казбека. — Главное, с другом моим, в одном классе все десять лет. Саша, хватит бегать вокруг, иди ещё бутылку неси. В сарае сразу слева в ведре.

Саша еле нашёл эту бутылку — в сарае темень, хоть глаза коли. Поскользнулся два раза на мокрой траве, пока брёл обратно к дому на белеющую в темноте рубашку Андрея Андреевича.

Он шёл так долго, целую вечность, что забыл где он, запутался в пьяных рваных мыслях, в мглистой ночи, ошеломленный вдруг открывшимся ему другим мироустройством. Жизнь до этой ночи была простой и понятной: мама, отец, от вишен и слив ветви до земли, война, оккупация, политех после школы, Варенька, у дочки — его глаза, пробурённые метры, забой. Теперь он подозревал всех не то, чтобы в вероломстве, нет-нет, только не думать о Наташе, но в какой-то двойной жизни, в существовании непременной тени за спиной, и есть ли у него, Саши, эта вторая темная жизнь, которая, может статься, и есть истинная, и почему в свои двадцать семь он впервые думает об этом. А, может быть, это Андрей Андреевич выкрикнул ей, что лучше умереть? Лёгкие штаны потемнели внизу от росы.

За стопками не пошли, чтобы всех не перебудить.

— Так дунем, — Андрей Андреевич, хохотнув, жадно припал к горлышку, как воду пил. Ткнувшись в нейлоновый локоть, тянул воздух. — Как меня Алечка поддержала, когда рвали меня тут на части из-за Наташи, всё вынесла, дом, дети на ней… Не могу я её подвести, понимаешь? Она не должна ничего узнать, и никто не должен.

Саша вяло отмахнулся:

— Да, Андрей Андреевич, о чём вы? — покачал головой, отказываясь от водки.

Андрей Андреевич снова, запрокинув голову, ушёл назад с бутылкой, потом закурил:

— Скажет, врал столько лет…Я ведь опять как бы в гору что ли. Мне сейчас никак нельзя…В Москву вот обещали перевести.

Он повернул белое лицо к Саше, придвинулся ближе по ступеньке. Обняв его за плечи, сказал вдруг с сердечной мукой:

— Ох, Александр, лучше бы тебе в этом доме не появляться. Устал я бояться. Так-то вот.

На рассвете Саша лежал на раскладушке и думал, что дома хозяйка тетя Дора, у которой они снимали комнату, уже спохватилась с утра:

— Ой, батюшки, нако я чаю сегодня ещё не пила! Думаю, что так голова разболелась.

И сейчас они садятся с Варенькой за стол. Варенька тянет из блюдца сладкий чай, косится глазом на дочку, которая играет рядом на солнечных половицах.

Пели петухи, загремела бидонами соседка, одна из близняшек вдруг вскрикнула во сне: «Мама». Но Саша уже не слышал этого. С чемоданом в руке он быстро шагал к станции в молочном свете подмосковного утра.






Иван Похитонов
Снег в По, 1890

об авторе
Елена Посвятовская
родилась в Выборге. Окончила Ленинградский политехнический (строительство атомных электростанций) и институт иностранных языков. В 2016 году в журнале «Сноб» были опубликованы рассказы «Мой тихий сад, мой тайный сад» и «Однажды на Мойке». Живёт в Санкт-Петербурге.