Василий Шомов
МИЗЕРИКОРДИЯ

ГЕОРГ ФРИДРИХ ГЕНДЕЛЬ


Ночью с постели

Мальчик поднялся,

Открыл чердачную дверь.

Неслышно ступая,

И с инструмента в углу,

Сдёрнул рогожу.

Наполнив пространство

Сотней странных теней,

Огарка фитиль трепетал,

В тонкой руке.

То гас, умирая во тьме

То вновь разгорался.

Но было не страшно.

Случается так,

Предначертано это.

В четыре года стоять,

Пальцами детскими,

Трогая клавши

Клавесина.

Без звука,

Чтобы мать и отца

Не разбудить

Касанием струн.


Август, 2017.




МИЗЕРИКОРДИЯ


Клинок стальной трёхгранный, узкий

Раздвинь доспех, что закрывает грудь

Будь милосердным и добей

Молился рыцарь.

Повержен я,

Но уповаю

На руку, что тебя сжимает

Мы не жестоки

И слова: отвага, сила, мудрость

Знакомы нам,

Закованным в железо истуканам,

Но так же справедливость и любовь

О, досточтимый гранд, соперник,

Меня сразивший в честном поединке,

Явите же немедля благородство,

Добейте проигравшего,

Мученья оборвав

Не встану я, конём придавлен

ГлубОки раны и надежды нет.

Но благочестие в душе у вас, я вижу

И есть на вашем поясе кинжал,

Назначенный звучать последним словом

coup de grâce*

Да, не унизьте равнодушьем,

Исполнив рыцарский обет.

Лишь кровь горячая

Моё оставит тело,

Страдать не стану я,

И без агонии отправляюсь к праотцам…

Но тщетны речи.

Благочестный воин,

Последним был из тех,

Кто кодекс помнил паладинов.

А что ж клинок?

Мизерикордия — оружье милосердья?

С мечом, щитом и состраданьем,

Исчез он вместе.

И стилетом стал.

Предательским

Орудием убийц,

В ночи крадущихся

И бьющих в спину.


_____________
coup de grâce* — "ку де грасс"— последний, смертельный удар


Сентябрь, 2017.






МЕЧТА


У каждого кита есть океан.

У каждого океана — свой кит.



У каждого кита — свой китобой.

У каждого судна — бушприт



У каждого китобоя — свой кит.

У каждого китобоя — гарпун



У каждого гарпуна — своя цель

У каждой широты свой тайфун



У каждого корабля — своя мель

У каждой мели есть риф



У каждого китобоя — свой дом

В котором за столом его семья



У каждого кита есть мечта —

Не встретить ки-то-бо-я



Сентябрь, 2017.





ПОДЗЕМНОЕ


Маяковка станция красная.

Потолки здесь до самого неба

И арок стальных блестящие дуги.

Маяковка яшмой украшена

И наполнена воздухом аэроклубным.

Вверху самолёты летят и планёры

И цветут подсолнухи

И от яблок тяжелеют ветви

И кружатся парашютисты

И парят гимнасты и лыжники

Александра Дейнеки дети.

И иду я, задравши голову

Зачарован винтами и крыльями

И полётом кремлевских башен

Строгим контуром, на синей мозаике.

Маяковка — маяк мой подземный,

Я к тебе приезжаю часто

И пока поезда грохочут

Вспоминаю с нежностью,

Что мама пряталась здесь от бомбёжек.

Когда была маленькой

Когда объявляли тревогу.

Я буду всегда об этом помнить.

Маяковка, мы ведь родные.



Сентябрь, 2017.





ПТИЦА-КУРОЧКА


Птица-курица, птица-курица

У меня сигарета не курится.

У меня табачок отсыревший.

Над просёлками небо хмурится.



Полегли по дождями травы

И листочек дубовый, ржавый.

В шапке тёплой вязаной сяду

На крыльце, посреди державы.



Провожать самолёты брошу,

Буду думать, что я хороший.

По щеке себя гладить стану

Не считая щетину отросшей.



Только всё не поётся песенка

И ступень провалилась на лесенке.

Задувает за ворот на улице.

Птица-курица, птица-курица.



Комары с муравьями сгинули —

Так по осени и случается.

Не пила б ты из лужи дурочка,

Птица-курочка, птица-курочка



Сентябрь, 2017.


Michael Kenna
"Quixote’s Giants". Саmpo de Criptana, La Mancha, Spain, 1996

ОБ АВТОРЕ
Василий Шомов
Родился в Москве в 1960 году.


По образованию врач. Более десяти лет проработал в одной из городских больниц. В тридцать семь круто изменил жизненный маршрут, уйдя из медицины и посвятив себя журналистике. Работает в качестве автора, интервьюера, колумниста, разработчика новых журнальных проектов, главного редактора лайфстайловых изданий.


Опубликовал несколько рассказов в периодической печати. В 2014 издал промо-тираж своего первого романа Presstrip.


Сочиняет стихи.