Василий Шомов
XI СТИХОТВОРЕНИЙ

КАК ПРЕЖДЕ (похоже на песню)
LIKE BEFORE (looks like a song)

Утром.
Утром.
Утром.

Я встаю утром и вспоминаю, что живу долго.
Я встаю утром с постели и подхожу к окну.
Как времена изменились,
Я встаю утром и вижу, глядя в окно,
Как времена изменились.
Времена изменились. О…
Времена изменились. О…

Я надеваю очки и не иду ни куда.
Я надеваю старые джинсы и пью чай.
Сажусь за стол и вижу на полке улыбку Будды.
Я надеваю футболку и пью чай.
Сажусь за стол и пью чай.
Будда говорит: не серчай.
Будда говорит: не серчай.

Я понимаю, что не могу звонить и говорить.
Я понимаю, любая встреча — это расставание.
И мне надо побыть одному.
Я понимаю — теряю себя и тех, кто вокруг
И мне надо побыть одному.
Одиночество без горечи.
Одиночество — это мой друг.

Я слушаю старую пластинку — поет Донован.
Я слушаю песни шестьдесят пятого года.
Да, времена изменились сильно.
Я слушаю и чувствую, что произошел сбой —
Что то важное ушло из воздуха.
Это изменило мир и людей.
Это не изменило нас с тобой.

Я встаю утром и вспоминаю, что живу долго.
Я встаю на рассвете и смотрю вверх в небеса.
Они посылают мне кислород
И еще что-то в чем есть надежда.
Ее сегодня все сложнее найти.
Но небеса посылают синеву.
Не фальшь, а синеву, как прежде.

Как прежде,
Как прежде,
Как прежде.

Я никогда не писал песен. Я не знаю, как это делается. Но это чем-то похоже на песню. По крайней мере, в своей голове я слышу, как во время этих строк бренчит гитара: тзын-тзын-тзын



©В.Шомов 17 февраля 2018




КАШТАНЫ ПАЛИ

В доме — каштаны.
В прихожей,
На кухне,
И в комнате
На подоконнике,
Кучками
И караванами
Радуют глаз

В сумке — каштаны
В портфеле
В дорожном бауле
В куртке,
И в джинсах,
В плаще и пальто
И в карманах на молнии
И в ладони зажаты

Каштаны – в траве
И в листве.
В кожуре
И ржавых колючках
На стылой земле.
И на асфальте
И в лужах
Меж темных машин

Каштаны — под небом.
Как окимоно —
Скульптура
Из красного дерева
Что резана твёрдой рукой
И полирована
Мастером
До неяркого блеска

Мимо пройти я не в силах
Я поднимаю каштаны с земли
Я уношу их с собой
Каждую осень



©В. Шомов Октябрь 2017




ПЕСНЯ БОРЬБЫ И ПРОТЕСТА

Один в чистом поле
Один в белом мире
Один на один с зимою
Сражается дворник с посланцем небес.
Лопата грохочет его и
Скрежещет металл.
Он дома не видел такого,
Не знал, что такое бывает
И даже не слышал легенд
О вьюгах, сугробах ростом с чинар и метелях.
Он думал, что просто листву,
Обрывки газет и пакеты Ашана —
Его судьба собирать.
Но пали снега
На дворы и на крыши
И дворника силы
Из Нукуса, азиата двужильного
На исходе почти.
Но он все гребет,
Он упрям и настойчив,
О лёд алюминий лопаты
Стирая вчистую.
Гляжу из окна,
С высоты метров сорок.
На равнину московскую
До края вселенной
И дворника тельце,
В круженьи
Резко континентальных погод.
Хватаюсь за ватман
И чёрную точку
В оранжевой куртке
Рисую стремглав
В середине листа.
Но, занавес снежный скрывает натуру,
Силуэт человека
И глушит лопаты:«шур-шур».
Эту странную дворничью песню
борьбы и протеста —
Struggle and protest song
of yardman



©В.Шомов 3 февраля 2018




БОГ С ТОБОЙ

Формула формул,
В которой содержится
Самое главное, чтобы
Было не страшно.
И я шепчу:
«Бог с тобой»,
Глядя в глаза,
Человеку в зеркале,
Который не слышит,
Или делает вид.
Он занят собой.
Я говорю это другу
В телефонную трубку,
Он думает,
Что это — эмбол словесный,
Поговорка и междометье
Или вообще из фольклора —
Устное народное творчество.
Я про себя повторяю
«Бог с тобой»,
А чистые лица людей, тех,
Что гордо живут
Во вселенной без никого,
Живут без любви,
Но не знают об этом,
Они улыбаются просто.
По глазам не умея прочесть.
Им скучен шаблон
И я умолкаю.
Я не нервирую
Свободно отрицающих господ.
Капслоком не шпарю,
Который, как красная тряпка,
В сети, что для птицы силок
БОГ С ТОБОЙ
Чтоб всколыхнулась лента,
Чтоб ёкнуло под диафрагмой,
Чтоб гордыня сдавила горло,
Чтоб возопили новые пуристы
И независимые менеджеры
Своего счастья.
Их оскорбляет
Суть несложной фразы.
Напоминанье простое
Ввергнуть может их
В смятенье
B лишить опоры.
Его боятся.
Но нет в словах укора.
Нет прощенья,
Нравоученья и упрёка.
Они лишь о том, что ты не одинок.
Я сам не знал об этом раньше,
Но в миг один почувствовал,
Что Бог с мной
Он рядом
Он внутри
И он снаружи
Он с нами
От начала до конца
С надеждой, что не ускользает,
Как ускользает все вокруг.

Бог с тобой.



©В.Шомов. Осень 2017




ПРИНЦИП СВЕТА

Я включаю свет,
Только когда мне темно.
Когда сливаются
Буквы, строчки, абзацы.
Когда я плохо различаю
Номера страниц, стрелки часов, окно
И перестаю понимать смысл.
Литеры, мелочи, детали важны,
Но не всем.
Человеку привыкшему
К жизни в сумраке
Свет не нужен почти.
Не зависимо от устройства глаза,
Зрачка и сетчатки,
Палочек и колбочек,
Он адаптируется.
Человек может жить
Даже в полной тьме,
Но не каждый.
Тот, кто не может
Всегда будет, справа от двери,
Нащупывать выключатель.
Чтобы щёлкнуть им.
Свет — это ведь не огонь,
Не лучи, не спираль из вольфрама,
Не фотоны, не кванты
Свет — это рука.
Это — пальцы протянутые в темноту,
Которые ищут
Провод настольной лампы
И вилку на его конце.
Чтобы отодвинуть ночь,
Еще на пару часов
До конца главы.



©В.Шомов 27 февраля 2018




В КОНЦЕ ГОДА

Я расписался
В получении.
Мне отдали урну,
В тканевой сумке.
Я нес в руке своего отца
В сухом остатке.
Нес его в левой руке,
В правой я держал сигарету,
Но она быстро намокла.
Урна била
Меня по коленке,
Но я не замечал.
Из крематория
Я ехал два часа
На машине по МКАДу.
Привез отца в дом,
Где он жил
И поставил на полку в шкаф.
Было тридцатое декабря
Шел дождь и улицы
Были черно-серыми.
Снег растаял,
Он не успел стать грязным.
Моего отца звали Рудольфом,
А крестили его Иваном —
Странное дело.
Весной полечу на Север
Там он родился.
Отец когда-то давно, прах его,
Попросил развеять
Над Баренцевым морем
И я когда-то давно
Сказал ему: да, папа.
Просто сказал.

Никто не хотел умирать.



©В.Шомов 31. 12. 2017




МУЖЧИНЫ 60-Х


Мне повезло.

Я видел их близко,

Я родился среди героев,

Я родился среди мужчин.

Я жил во времена героев —

Обыкновенных мужчин.

Мальчику нужны герои.

Даже те, кто не носит плащей, полумасок

И веточек лавра на лысеющем темени,

Орденов в половину груди

И рельефных мышечных групп.

Под бронзовым профилем которых

Не выбито слово «герой»,

Мальчику нужны те, настоящие,

Кому не воздают почести

Про которых не снимают кино,

Которых не ставят в пример и не учат любить.

Чьи глаза не смотрят с обложек журналов,

О которых не говорят по радио,

Чьи слова не цитирует пресса

У которых не берут интервью и автографы

Потому, что они просто мужчины,

Которые не слишком заметны.

У них обыкновенные лица и руки.

Они делают то, что всегда,

Они делают свое дело

И не любят говорить об этом.

Их плечи развернуты и надежны

Они знают, как быть не должно.

Мужчина и герой – почти всегда синонимы

Только об этом теперь уже мало кто помнит.

Но я жил во времена героев —

Настоящих мужчин.

Я родился среди героев,

Я родился среди мужчин,

Я видел их близко.

Мне повезло.



©В.Шомов Осень 2017




САНТА-БАРБАРА


Ее платье простое тканное

В небе звонком едва угадывается.

Ее волосы скрывают облака перистые.

Она скромна. Она высока.

В свете дня ее не увидеть.

Дети мира сего,

Мы сидим, задрав голову,

У подножья горы

В шезлонгах, пьем вино,

Стряхиваем сигарет пепел.

И смеемся, щурясь на солнце,

В пол уха слушая

И не веря в сказки

Про деву мифическую,

Из Баальбека

Что две тысячи лет назад

Сделала божественный выбор.

Тайная тропа к ней ведет

Не пройти по которой,

Не сбив ног и взмокнув от пота —

Путь самоотреченья непрост.

И мы не рискуем.

Пеняя на сплин и пыль на одежде.

Но стоит горам исчезнуть в небе,

Растворится в прохладной ночи —

Слова затихают в горле

И сердце начинает биться гулко.

Лишь только Варвара полет начинает,

Оторвавшись от горного склона.

Она поднимается над миром неправедным

Огоньком, искрой, птицей из света.

Часовня летает ночами.

Луна поклоняется ей,

Дорогу уступают спутники земные,

Кометы и звезды сопровождают ее.

И пока она в небе

Ты вдруг понимаешь,

Что сейчас не умрешь,

В эту минуту, в это мгновенье

Ведь нет во вселенной на то причины

И не случится случайное.

Не может случится.

Варвара Илиопольская защищает тебя.

Она знает как.



©В. Шомов. Начало 2018. Озеро Гарда




ДАЛЁКИЙ ЗАВТРАК


Спел мне песню знакомый карминовый кенор,

Цвета джема из кожиц тропических фруктов.

И присел на соседнего столика угол,

На веранде наполненной утром и ветром.

Я кивнул компаньону и намазал на хлеб

Зелень листьев, прибой и черту горизонта,

А гранитов сейшельских кофейную твердь,

Облаками разбавил и сделал глоток.

Под присмотром сверкающей бусинки-глаза,

Я из блюдечка выудил сыра гинею

И подвинув молочник, что блестит здесь века,

Вилкой, солнца желток, ковырнул.

Взял на кончик ножа моря белую соль,

Перец черный, как порох из трюма фрегата.

Круассан разломился, соломой в руке

И стежками осыпался,

Салфетку и скатерть украсив, золотым ришелье.

«Ваша очередь завтракать, сударь. Bon appétit», —

Прошептал я чуть слышно для уха людского.

Кенор принял мое приглашенье к столу

Подлетел и затих, деловито работая клювом.



©В.Шомов март 2018




РЕИНКАРНАЦИЯ


Перед днем рождения всегда просыпаюсь рано
Перед днем рождения всегда на улице темень
Перед днем рождения я на нитке нерва болтаюсь
Это самое странное январское время

Перед днем рождения всегда предчувствие жизни
Перед днем рождения всегда сжимаюсь и ожидаю
Рези от глотка земного воздуха и боли от звука и света
Это самое странное январское время

Перед днем рождения всегда холодно и стынут пальцы
Перед днем рождения я всегда говорю мало

И рассвет все никак не наступает
В эти дни я чувствую, что меня нет на свете



©В.Шомов 2018




ОНА ПРИДЕТ

Она придет, наведет порядок.
Снимет со стен любимых фото,
Безделушки дурацкие смахнет в мусор,
Вынесет на помойку куртку и шляпу,
И цветы с окошек раздаст соседям.

Она придет, наведет порядок.
Выключит телефоны и радиоточки,
Вернет открытые книги на полки,
Перелистнет записки в блокноте
И усмехнувшись, вздохнет участливо.

Она придет, наведет порядок.
Мысли выметет и надежды наивные,
Вытрет пыль, что за жизнь скопилась,
Спрячет с глаз расстроенную гитару
И пепельницы вытряхнет и помоет.

Она придет, зеркала занавесит
И слова люди скажут, конечно,
И обязательно водки выпьют,
А потом кто-то газ со светом выключит
И дверь твоего дома закроет.

Она придет, наведет порядок.
Без приглашения. Так случается
Ты не успеешь «привет» ей сказать.
Только брови поднять успеешь
И удивленное сделать лицо.



©В. Шомов январь 2018 Москва